Повседневность елизаветинского времени – Семь дней истории

царствование ЕлизаветыВступая на российский престол, Елизавета провозгласила себя продолжательницей дел её отца, Петра Первого. Её не готовили к управлению государством, уготовывая ей династический брак. Отец считал, что она должна выйти замуж за французского наследника, будущего Людовика XV, и это предопределило приоритет французского воспитания Елизаветы. Она выросла, таким образом, на культуре российской, традиционной и многое взяла от французской культуры эпохи Просвещения.

По словам Ключевского, “дочь Петра попала между двумя встречными культурными течениями, воспитывалась среди новых европейских веяний и преданий благочестивой отеческой старины, она умела совместить в себе понятия и вкусы обоих”.

==>Все серии передачи “Семь дней истории”

Императрица Елизавета заслужила репутацию ветреной и легкомысленной, но это традиционное представление о ней не отражает всех сторон её личности. Она провозгласила себя почитательницей старины, много времени уделяла поездкам по монастырям, посещала различные святыни, впрочем, эти поездки часто перерастали в увеселительные прогулки и путешествия. И это также было достаточно новой чертой придворного быта.

Другими увлечением императрицы стала охота – традиционная забава русских государей. Петр Первый отошёл от этой традиции, также как Анна Иоанновна. Елизавета возродила эту традицию и с удовольствием носилась по полям, иногда спуская с руки сокола.

Ко временам Елизаветы относится также установление стойкого интереса к изящным искусствам. Это личное увлечение юной императрицы переросло в быт, повседневный и придворный, наполненный забавами и развлечениями.

Елизавету увлекал также театр. Ещё будучи цесаревной, она устраивала постановки в своём так называемом малом дворе. Оперное пение процветает при еёе дворе уже в царствование, и наконец, этот процесс увенчался постановкой оперы на русском языке.

Любимые Елизаветой маскарады и балы входят в моду при дворе. Никто лучше самой императрицы не мог исполнить менуэт или русскую плясовую. И эта необходимость владеть умением танца постепенно распространяется в старой и новой столицах и дальше по провинции, и уже вскоре неумение владеть танцевальными фигурами становится недостатком воспитания дворянина.

До сих пор речь шла о культуре элитарной, но надо сказать, что была некая часть крестьянства, которая тесно соприкасалась с этой элитарной светской культурой нового времени. Это, прежде всего, дворовые люди, которые окружали дворян, это мастеровые, которые создавали в усадьбах эту новую материальную культуру. А традиционная русская культура оставалась общим фоном, на котором развивались все эти процессы. Мы иногда преуменьшаем значение этого фона. Приведу такой пример: императрица, наплясавшись на балах и укладываясь спать где-то под утро, любила, чтобы к ней приводили для рассказов простых женщин и странниц с торговых площадей и с удовольствием слушала эти рассказы. Вот так, парадоксальным образом, соприкасались традиционный и элитарный быт.

Так во второй четверти XVIII века распространялись новые культурные явления. И распространялись они достаточно медленно и пончалу только вокруг крупных населённых пунктов, но и провинциальное дворянство также втягивалось в эти процессы. В целом, современный человек представляет себе дворянскую культуру по произведениям Пушкина и Толстого. Повседневный быт дворянина XVIII века очень сильно отличался от этих представлений. Дворянство служило, поэтому те, кто оставался в имениях, занимались своим хозяйством и вели достаточно замкнутую рутинную жизнь.

Общение дворянских семей предопределялось служебными или родственными связями, так, собственно, дворяне общались между собой, а между тем, навыки светского быта постепенно распространялись именно в царствование Елизаветы. Она возрождает петровскую традицию ассамблей. Указ Петра об ассамблеях 1718 года гласит: “В доме собрание или съезд делается не только для забавы, но и для дела; друг друга видеть и о всякой нужде переговорить, также слушать, что где делается, при том же, и забава”.

Такое культурное общение ещё пока не стало нормой в глубокой провинции, но дворянство постепенно шло к этим нормам. И именно царствование Елизаветы стало тем первым шагом, когда начинает устраиваться уездное дворянское общество. Этот процесс завершился позднее, уже в екатерининское время. Но вот что вспоминал Андрей Тимофеевич Болотов именно о елизаветинских временах, он пишет так: “Всё, что хорошею жизнью зовётся, только тогда заводилось, равно как входил в народ тонкий вкус во всем. Самая нежная любовь, толико подкрепляемая нежными и любовными и в порядочных стихах сочиненными песенками, тогда получала первое только над молодыми людьми свое господство”. В этой цитате – и страсть к сочинительству, которое начинает появляться, и признаки нового типа общения. И всё это формировало дворянство как особый культурный слой.

Можно сказать, что в правление Елизаветы абсолютизм укрепился и окреп, но он обрёл особенный блеск в её царствование. Обычно считается, что Елизавета запомнилась своим потомкам ворохом платьев, которые она оставила после себя, ворохом неоплаченных счетов, недостроенным Зимним дворцом и так далее. Но при этом, надо помнить, что это было время относительно спокойное для страны, а также время, когда общество начинало постепенно двигаться к новому общественному быту.

Поделиться с друзьями

Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Яндекс
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Мой Мир
Метки текущей записи:
 

 

Смотрите также

 

 

Оставьте свой отзыв!